Самый посещаемый сайт города Щелково, пятница, 15 декабря, 11:04 мск
Пробки
Щелково.ru - сайт города Щелково
статьи

Надгробные плиты XVI в. в с. Образцове Московской губ. (книга, страницы 3-11)

Автор: С. А. Белокуров

Верстах в 30 на северо-восток от Москвы, 10-11 на северо-восток же от с. Больших Мытищ и 6-7 на юго-восток от с. Пушкино, на левом возвышенном берегу р. Клязьмы, вблизи впадения в неё р. Учи, расположено село Образцово, состоящее ныне в Богородском уезде. В селе этом, небольшом по размеру, кроме 18 крестьянских дворов, 2 причтовых домов (священника и дьячка) и здания школы находятся по одну сторону церкви на юго-запад по р. Клязьме скотный двор, а по другую сторону (на восток) дома и парк гг. Кисель-Загорянских, коим принадлежит окружающая село земля (около 2636 десятин).

Внешний вид церкви (обычный XVIII в.) ничем не останавливает на себе внимания; внутренность её более интересна: любопытен иконостас в главном храме — как хорошо сохранившийся образчик иконостасов XVIII в. с деревянными фигурами (статуями) на верху; ценны некоторые иконы, относящиеся к XVII в., как напр. преп. Евеимия Суздальского, «Всех святых». Но о более древнем времени нет никаких напоминаний в церкви; ничего не говорят об этом и окружающие постройки. На это указывают только надгробные камни над могилами прежде тут живших. Церковь в настоящее время окружена каменной оградой, построенной в 1864 г., внутри коей имеются и могилы, и памятники; но древнейшие надгробные плиты находятся вне её (за исключением одной плиты, перенесённой в церковную ограду неизвестно откуда). Надгробные памятники, о которых сейчас будет речь, расположены здесь следующим образом:

Схема расположения надгробных памятников в Образцово

Из всех этих плит наибольший интерес представляют обозначенные у меня под №№ 1 и 5-м, потому что они демонтированные. Плита № 1 находится от юго-западного угла церковной ограды на расстоянии 5 аршин 2 вершков (12 футов) к югу и 2 аршина 2 вершков (5 футов) к западу; она — с очень древним годом 1578-м. К сожалению, от плиты сохранилась только верхняя часть (изголовье), да и та не вся. Вот её снимок:

Надгробная плита 16 века в Образцово Московской губернииТак как окончания строк нет, то и надпись не совсем ясна. Сохранившуюся часть её можно прочесть так 1:

Лет зпs 2  ап 3 ……
тца кнаг 4  вле дще 5 ……
хаилове 6  жен…

Из этой половинной надписи видно, что тут похоронен кто-то скончавшийся в 7086—1578 году (вероятно… Михаилова жена Морозова).

Обозначенная у меня под № 2-м плита отлично сохранилась. Она находится на юг от ограды в расстоянии почти 9 сажень (62 фута) от неё, на дорожке (в аллее), ведущей от калитки владения гг. Кисель-Загорянских к их скотному двору (против 4-го столба церковной ограды, считая от юго-западного её угла). Это небольшой целый камень, имеющий в длину 1 арш. 1 верш., в ширину в изголовьи 8,5 вершков и 8 вершков в ногах. В верхней части этой плиты высечена надпись: «преставился раб Божий Онуфрий». Камень этот без даты, но точно такой же (и по размерам, и по орнаменту) сохранился в Московской Георгиевской, что в Яндове, церкви (у Москворецкого моста) с годом 7025 (1517). Таким образом, не может быть сомнения, что эта плита — XVI-го века. Для большего удостоверения в древности этой плиты помещаю снимки с московского и образцовского камня.

Вторая надгробная плита 16 века в Образцово Московской губернии

3-я надгробная плита 16 века в Образцово Московской губернииТретья надгробная плита XVI в. в настоящее время находится в церковной ограде, около западной её стороны, вблизи церковных ворот и колокольни. Она лежит поверх земли, а не в земле, как остальные, и, нет сомнения, перенесена сюда из какого-то другого места. Она сравнительно хорошо сохранилась и только расколота поперёк. По размерам своим она значительно больше предыдущей: в длину 1,75 арш. (125,5 сантиметра; именно от ноги до кружка 38,5 сант., кружок 15 сант., от него до сияния вверху 54 сант., от начала сияния до конца плиты 18 сант.); в ширину у изголовья 12 вершк. (54 сант.), в середине ок. 11 вершк. (48 сант.) и в ногах около 10 вершк. (44 сант.); в толщину имеет ок. 3 вершков (13 сант.). Рамка по всей плите (насечка зубцами) та же самая, что и на предыдущей, те же сияние вверху и кружок посредине, и вообще весь орнамент тот же самый, что и на предыдущей плите. Надписи на плите никакой нет, только вверху, в изголовьи сделано вязью, довольно красиво, одно слово: «лета». Вот её снимок:

От четвёртой плиты XVI в. сохранилась только нижняя часть, кончая кружком посредине. По своим размерам она была длиннее и шире предыдущей. Уцелевший конец её имеет в длину ок. 1,25 арш. (91 сант., а плита № 3 38,5 сант. до кружка и 15 сант. кружок = 53,5 сант.) и в ширину в ногах 50—51 сант. (№ 3 = 44 сант.) и посредине 53 сант. (№ 3 = 48 сант.; 1 вершок = ок. 4,5 сант.). Орнамент её буквально тот же самый, что и предыдущих №№ 2 и 3. Находится эта плита вблизи дороги от ворот владения гг. Кисель-Загорянских к их скотному двору; от юго-западного угла церковной ограды в расстоянии 6 сажень к югу (1245 сант.) и ок. 3 саж. 2 фут. к западу (750 сант.), а от угла по прямому направлению — 51 фут.

5-я надгробная плита 16 века в Образцово Московской губернииПятая надгробная плита XVI в. имеет другой орнамент, чем плиты №№ 2—4; в изголовьи в правом углу её вязью высечено: «лета зч» (= 7090 т. е. 1582 г.), но продолжения этой надписи, т. е. обозначения кто здесь погребён, нет. Она имеет в длину 4 арш. 5 вершков, в ширину в изголовьи 13,5 вершк. и в ногах 11 вершк. Лежит в земле, будучи покрыта ею вершков на 8—10, на расстоянии от юго-западного угла церковной ограды к западу 7 саж. 1 арш. 3 вершка (52 фута) и к югу 1 саж. 7 вершков (8 фут.) и от этого места к западу 7 саж. 9 вершков (50,5 футов). Вот её снимок:

Все эти плиты (за исключением № 3), как сказано и как видно из рисунка № 1, лежат вне церковной ограды, на южной её стороне, к р. Клязьме, и свидетельствуют, что наша местность населена была ещё в XVI в.

Что же говорят документы об этом?

Из писцовой книги земель, находившихся в прежнем Боховом стане Московского уезда, относящейся к 1584—1586 (7093—7094) гг., видно, что село Образцово ранее сего было родовой вотчиной Фёдора Ивановича Хабарова.

Хабаровы — одна из знатных древних русских фамилий. «Родословные книги» ведут начало её от касожского князя Редеди, жившего в XI в., павшего в единоборстве с тмутараканским князем Мстиславом Владимировичем. Сын Редеди Роман имел сына Василия, от которого шёл далее след. ряд поколений: Юрий, Иван, Иван Долматка, у которого между прочим был сын Константин Добрынский. У Константина Ивановича, по одним книгам от первой, а по иным, «от других жён», был сын Фёдор Симской, «служивший князю Ивану Можайскому». Это прапрадед сейчас упомянутого Фёдора Ивановича Хабарова. Прадед последнего — Василий Фёдорович Образец-Симский в 1471 г. завоевал Двину и Заволочье, с 1474 г. был боярином, в 1478 и 1479 гг. выеводой в Новгороде и на Вятке. Он был, очевидно, очень состоятельный человек, потому что заложил себе кирпичные палаты, что было тогда такой чрезвычайной редкостью, что летописцы заносили известия о сем в свои произведения 7. Ему, очевидно, принадлежала и та местность, в которой ныне находится с. Образцово (было ли оно поместьем или вотчиной — неизвестно) и от его прозвища («Образец») оно и получило своё имя («Образцово»). Умер он в 1484 г. 8 Его сын Иван Васильевич Хабар-Симской 9 упоминается уже в 1508 г. воеводой в передовом полку в левой руке в Вязьме. В 1510 г. он окольничий и в сем году участвует в походе великого князя Василия Ивановича, отца Грозного, на Новгород Великий. В последующих затем годах он постоянно упоминается при известиях о военных делах Московского великого княжества: в 1514 г. воевода на Угре, в 1518 г. — в Вязьме, в 1519 г. в Полоцком походе (в 1521 г. на Рязани наместник и окольничий), в 1522 г. против г. Ростиславля, в 1524 г. в походе под Казань, в 1528 г. — в Вязьме, в 1531 г. — на Кашире. С 1524 г. он — боярин. В январе 1533 г. он присутствует на свадьбе князя Андрея Ивановича (брата великого князя Московского Василия III) с Евфросинией Андр. Хованской, а в следующем 1534 г. он умер 10.

Из его детей известны: 1) Василий Иванович и 2) Иван Иванович. Первый упоминается только раз — в 1522 г. в числе рынд при вел. князе, и дальнейших известий о нём нет: вероятно, он вскоре умер (родословные книги считают его бездетным). Другой, подобно отцу, принимал деятельное участие в тогдашних военных действиях и занимал высокое положение в администрации. В 1535—1543 гг. он был воеводой в сторожевом полку. Он замешан был в распре бояр, происходившей в малолетство царя Ивана IV-го: из-за пожалования его в окольничие, между прочим, бояре враждовали между собой осенью 1538 г.; в 1542 г. он был схвачен партией Шуйских, посажен в погреб под палатой на дворе Головина и затем сослан в Тверь 11. В 1547 г. он пожалован боярином и дворецким, и вместе с другими боярами оставлен в Москве для дел управления на время отсутствия вел. князя. Должность великокняжеского дворецкого он исполнял недолго, в 1547 и 1548 гг., будучи назначен, вероятно только для замещения на время отсутствия дворецкого М. В. Глинского. В 1548 и 1549 гг. он уже наместник в Смоленске, а в следующих (1550—1552) годах опять принимает участие в военных действиях (воевода в сторожевом полку). В августе 1551 г. в Казани царем посажен был Шиг-Алей и при нём оставлен был боярин И. И. Хабаров 12; он участвовал и в походе царя Ивана IV-го под Казань (1552 г.), закончившемся её взятием. В декабре 1552 г. царь пожаловал его Смоленском (там он упоминается и в 7062 г.). Родословные книги, говоря о нём, прибавляют пояснение: «которой на Резани взял оманом у Крымскова царя грамоту даную великого князя в лето 7029» 13. Известно далее, что он в 1547 г. выстроил каменную церковь Введения во храм пресв. Богородицы около самого Троице-Сергиева монастыря (в нынешнем Сергиевом посаде Московской губ.) 14. Он был человек очень благочестивый: по словам царя Ивана IV-го любил делать оклады на образа, оболочать книги бархатом, делать к ним серебряные застёжки и жуки, и убирать налои, любил также уединенную жизнь — «жити затворяся да келья ставити да четки в руках». Это его благочестие повлекло уход его в монастырь. «Послужной список бояр» отмечает Ивана Ивановича в числе бояр, умерших в 1558 г., но несомненно, что И. И. был жив ещё в 70 и 80-х годах XVI столетия и, вероятно, в этом 1558 году только ушел в монастырь. В 1573 году мы находим его в числе братии Кириллова Белозерского монастыря с именем Иосафа; но это — не первый монастырь, в который он поступил и в котором принял пострижение, а, если верить царю Ивану IV-му, 7-й. «Хабаров, пишет Грозный 23 сентября 1573 г., велит мне собя переводити в иной монастырь, яз ему не ходатай и скверному житию, а уже больно докучило. Иноческое житие не игрушка: 3 дни в чернецах, а 7-ой монастырь». В каких 6 монастырях жил ещё И. И. Хабаров — неизвестно; вклады его сейчас известны в монастыри — Иосифов Волоколамский, Переславский Горицкий и Ростовский Борисоглебский. Не эти ли монастыри первоначально приютили Ивана Ивановича? 15 Грозный в 1573 году резко отзывается о Хабарове, называет его Каиафою, дураком и упырем. Он недоволен, что власти Кириллова монастыря допустили послабление иноческого жития для него и для жившего там же другого боярина Шереметева, позволили ему есть отдельно от братии. «Надоб четки, пишет Грозный, на скрижалях на каменных, но на скрижалях сердец плотян: яз видал, по четкам матерны лают. Что в тех четках? О Хабарове мне нечего писати: как себе хочет, так и дурует». Иван Иванович никуда не был переведён из Кириллова монастыря, в нём помер и похоронен «за церковью архангела Гаврила за олтарем» 16.

Курбский в своей «Истории Ивана Грозного» 17 пишет между прочим, что царь Иван IV «разграбил сигклита своего скарбы великие, от праотец его ещё собранны, ему же имя Иоанн, по наречению Хабаров, роду старожитнаго, яже нарицалися Добрынские. Он же муж, мало родяще о тех своих сокровищах, утешашесь Богом: понеже был муж наполы (вполовину, отчасти) в книжном разуме искусен. По трёх же летех убити его повелел со единочадным сыном, из отчины (ради отчины): понеже великие отчины имел во многих поветах (уездах)». В летописях и исторических документах нет никаких известий, подтверждающих или опровергающих эти слова Курбского 18. В кормовых книгах Кириллова монастыря 10 сентября значится вклад Грозного 90 года по Хабарову. Возможно, что здесь указывается время его смерти — 10 сентября 1581 г. 19.

Сыном этого Ивана Ивановича и был Фёдор Иванович, упоминаемый в писцовой книге 1584—1586 гг. Со смертью его отца прекращаются известия о Хабаровых в Разрядной книге, летописях и других документах, говорящих о военногражданских назначениях. Может быть, сын Ивана Ивановича не отличался уже теми административными способностями, что он, его отец и дед. Фёдора Ивановича Хабарова встречаем в числе государевых стольников в 1577 г. 20; но дальнейших известий нём мы не имеем; неизвестно — когда и где он помер. Выше уже было отмечено благочестие его отца, делавшего вклады в монастыри и умершего иноком. Расположение к монастырям было и у его сына Федора Ивановича земельные богатства Хабаровых перешли к монастырям — неизвестно только в какой части. Из напечатанных доселе документов видно, что в Московский Троице-Сергиев монастырь поступили: а) вотчины Ивана Хабарова — сельцо Образцово — Румянцево на речке Гнилой Северке (в Тухачевской волости древнего Московского уезда), селище что было село Красково на речке Селекше (в Кузьмином стане древнего Юрьев-Польского уезда); б) вотчины Фёдора Иванова Хабарова — сельцо Никоново на речке Всходне (в Горетовом стане Московского уезда). К Московскому Чудову монастырю переходят по данной Симфы (Симского?) Хабарова с товарищами объезжие пустоши села Покровского в Горетовом стане Московского уезда. — в 1584—1594 гг. всё это — уже монастырские земли 21.

Наше село Образцово (на р. Клязьме), свою вотчину, Фёд. Ив. Хабаров продал Суздальскому Спасо-Евфимиеву монастырю. Из Синодика этого монастыря видно, что Ф. И. Хабаров продал два Образцова: одно наше — «Образцову подмосковную на Клязьме», другое — «Деревеньку Образцову», находившуюся в Опольском стане Владимирского уезда 22. Последнюю (село Деревеньки, Образцово тож) Хабаров продал, как видно из сохранившегося документа, в 7084 (1576) году 23. Аналогичного документа о продаже нашего села Образцова (на р. Клязьме) пока неизвестно, но из грамоты митр. Антония, о которой речь будет сейчас, видно что в октябре 1578 (7087) г. оно уже принадлежало монастырю. В монастыре в прежнее время, между прочим, хранились: данная Ф. И. Хабарова 80 (т.е. 7080=1572) года на пустошь сельцо Образцово и заёмная закладная кабала его же на то же сельцо 82 (7082=1574) года. Возможно, что или оба, или какой-либо один из этих документов говорит о нашем селе Образцове (на р. Клязьме) и что, следовательно, оно перешло к монастырю ок. 1572—1574 гг. 24.

Страницы 12-24

С. А. Белокуров

1 Буквы от времени пострадали и не все ясно читаются: некоторые (от которых осталась только часть) могут быть принимаемы и за ту, и за другую.

2 Буква «п» = две палочки, над которыми нет перекладины; незаметно и поперечной черты между ними, и след. нельзя считать за букву н(50).

3 Эти две буквы — неясны; можно читать их ещё: «аг» или «на» …… Вероятно, начало названия месяца.

4 Вместо «г» может быть и «д».

5 Последние буквы можно читать: «is (=16) день». Вся эта строка пока непонятна.

6 Вместо «е» можно читать: «з».

7 Полное собрание русских летописей, т. VI, стр. 237.

8 Родословные книги библиотеки Московского Гл. архива Министерства иностранных дел, ркп. № 84, л. 365; №№ 173/278 (Лобановская) л. 163, и 174/280 гл. 26; во Временнике императорского общества истории и древностей российских, кн. X-я. Родословная книга князей и дворян российских и выезжих, содержащая в себе т.н. Бархатную книгу, изд. М. 1787 г., т. II, стр. 128, 134. Сима — село Владимирской губернии Юрьевского уезда в 22 верстах от уездного города, на почтовой дороге из Юрьева в Переславль. За речкой Симкой большая осыпь — Симское Хабарово городище (Географический словарь Семёнова). Прозвище Симской, очевидно, от этого села, некогда принадлежавшего Хабаровым. В XVII в. оно было государевым дворцовым селом; в числе последних в том же Юрьевском уезде — село Добрынское.

9 Хабар в Ярославской и Тверской губерниях значит: гостинец, угощение, попойка, в Вологодской — счастье, удача, лафа. Хабарить — везеть, удача.

10 У него был брат Михаил, умерший бездетным. Бархатная книга, т. II, стр. 134. Во вкладной книге Иосифова Волоколамского и кормовой книге Кириллова-Белозерского монастыря жена Ив. Вас. Хабара называется «инокой Евфросинией» (см. Титов А. А. Описание рукописей И. А. Вахромеева, вып. V, М., 1906 г., стр. 31 приложений).

11 Ясинский А. Н. Сочинения кн. Курбского как исторический материал. Киев, 1889 г., стр. 4, 24.

12 Ясинский указ. соч. стр. 32.

13 Ркп. библиотеки М. Г. Архива М. И. Д. № 173/278 (Лобановская). Временник кн. X.

14 См. Е. Е. Голубинского Преп. Сергий Радонежский и статью И. А(рсения) Введенская и Пятницкая церкви в Чтениях Имп. О. И. и Д. Р. 1894 г., кн. 4.

15 См. Вкладную книгу Иосифова Волоколамского монастыря в V томе Описания рукописей И. А. Вахромеева (дал 200 рублей, «а те деньги пошли в ограду»), Вкладные и кормовые книги Ростовского Борисоглебского монастыря, изд. А. А. Титовым (Ярославль, 1881 г.; род его: «Василия, Агрепену, Михаила, Ивана, Ефросинию, младенца Фёдора, Григория, Фёдора») и синодики Переславского Горицкого монастыря, изд. им же (М., 1902 г., стр. 14, записан род Ив. Ив. Хабарова под 18 июня 7058 г., т.е. ещё до ухода его в монастырь); род его занесён также в синодики Ростовского Успенского собора (изд. А. А. Титовым, Ростов, 1903 г.).

16 В Кормовой книге Кириллова Белозерского монастыря (Записки отделения русской и славянской археологии Императорского русского археологического общества, т. I, Спб., 1851 г., стр. 53, 76, 77) записаны между прочим след. кормы: а) сентября 10 по старце инок Иоасаф Хабаров, дачи по нем 90 года царя Ивана IV денег 254 р., судов серебряных на 20 р. 4 алт. с деньгою; да при себе Иван на раку чуд. Кириллу дал 1000 р., 5 книг в десть, ржи 400 четвертей; б) апреля 24 по родителях И. И. Хабарова (400 руб.), дача матери его иноки Ефросиньи; в) мая 8 по иноке старце Иосаф Хабаров и по отце его Иване.

17 Сказания князя Курбского, 3 изд. Спб., 1868 г., стр. 93. Карамзин казнь его относит к 1570 г. (т. IX, стр. 103, прим. 311). Курбский писал свою Историю в 1576—1578 гг. (Ясинский).

18 Намёк на правдивость известия Курбского можно видеть в том, что вотчины Хабарова сс. Сима и Добрынское в XVII в. были в числе дворцовых волостей.

19 Древнейшая Разрядная книга официальной редакции, изд. Императорским Обществом Истории и Древностей Российских, М. 1901 г., см. в указателе под словом: Хабаров. Древняя Российская Библиотека, т. XX, Послужной список бояр и пр… Полное собрание русских летописей по указателю к первым 8 томам. Никольский Н. К. Кириллов-Белозерский монастырь т. I, в. 1. Спб. 1897 г., стр. XLVII и LII приложений. Жену Ивана Ивановича звали Ульяной, см. вкладную книгу Иосифова Волоколамского монастыря. Послание ц. Ивана IV в Актах Историч. т. I, № 204, стр. 372—395; ср. Карамзин История т. IX, прим. 37. Соловьев История т. VII. М. 1857 г., стр. 104, 106—108. Митр. Макарий История Русской церкви т. VII, стр. 96—98.

20 Акты Московского государства т. I, стр. 40.

21 Писцовые книги XVI в., т. I, стр. 60, 61, 95, 148, 152, 854. Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории Владимирской епархии, вып. 4-й, Юрьевская десятина, Владимир 1896 г., стр. 144—145.

22 См. Ежегодник Владимирского губернского статистич. Комитета, т. III, Владимир, 1880 г., стр. 425. Опольский стан между Владимиром и Суздалем.

23 Фёдор Иванович Хабаров продал Спасо-Евфимиеву монастырю «свою вотчину с благословения отца своего Ивана Ивановича село Деревеньки, Образцово тож, а в нём храм Рождество Ивана Предтечи, да тёплый храм Никола Чудотворец, да деревня Бусково, да церковная деревня Буславова в Владимирском уезде в Опольском стане», с тем, чтобы монастырь вступил во владение селом и деревнями после его, Фёд. Ив. Хабарова, смерти, а до тех пор Хабаров оставался полным хозяином. Деревней Буславовой должны были владеть «одни свещенники да дьякон, которые учнут служити у Рождества Ивана Предтечи и у чудотворца Николы»; если монастырь «похочет владети» ею, он должен был давать «2-м священникам и дьякону ежегодно по 1,5 р. денег да по 12 четвертей хлеба». За село и деревни Хабаров взял 150 руб., 7 коней и 9 меринов за 64 руб., 9 доспехов за 30 руб., 200 четвертей ржи, 250 четвертей овса, платья на 53 руб. См. Владимирские губернские ведомости 1852 г., № 45, стр. 291—293; в них же за 1877 г., № 23, стр. 4 этот документ отнесён к 7089 году. Подлинник хранится в А. М. Ю. в числе грамот Коллегии Экономии по Владимирскому уезду № 1840/63; документ 7084 года. Извлечение из него см. в Актах Федотова-Чеховского.

24 О сохранившихся в Спасо-Евфимиевом монастыре документах, касающихся 2-х сел Образцовых, так говорится в описи: «данная Ф. И. Хабарова 80 г. на пустошь сельцо Образцово, заёмная закладная кабала его же 82 г. на тоже сельцо Образцово с деревнями, запись его же 84 г. на пустошь с. Образцово (=Деревеньки, см. выше примечание), данная его же 89 г. в Московском уезде в Бохове стане на пустошь сельцо Образцово на р. Клязьме да на р. Уче» (Владимирские губерн. ведомости 1877 г., № 24, стр. 2—3). Последний документ, если тут только не опечатка, вероятно позднейший, выданный, когда селом уже владел монастырь: данная 89 г., а из грамоты митроп. Антония видно, что Образцово ещё в 87 г. было монастырской вотчиной.

Обложка книги Надгробные плиты 16 века в селе Образцово Московской губернииИздание Императорского общества истории и древностей Российских при Московском университете.

Москва. Синодальная типография, 1911.

OCR, перевод текста, обработка изображений для публикации на сайте Щелково.ru: Александр Попов, 2015—2016 гг.

Страницы 12-24